Геннадий Прашкевич
 

  БЕЛЫЙ МАМОНТ

    История Людей льда – доисторического племени, пытающегося создать эффективное оружие для добывания пищи в самые холодные, в самые скверные годы ледникового периода. Одновременно это мифическая история белого мамонта Шэли, не желающего уступать людям, ничтожным существам, с его точки зрения. «Летел гусь над тундрой, – пишет автор-переводчик. – Увидел – человек у озера сидит. Сел рядом на берегу, долго на человека смотрел, ничего в нем не понял и полетел дальше». Но понимание приходит… По мере прочтения повести… Понимание это интуитивно, оно происходит где-то на загадочных уровнях сознания. Несмотря на то, что школа переводов с неандертальского все еще не создана, Геннадию Прашкевичу удалось ярко и живописно передать быт, ритм, интонации, совсем иной, давно ушедшей жизни.

       Несмотря на то, что школа переводов с неандертальского еще не создана, многие из нас прекрасно понимают этот язык. Он у нас в генах. В глубоко раннем детстве мы понимаем этот прекрасный и глубокий язык стопроцентно. Даже говорим на нем: Бу-бу-бу, ба-ба-ба, ма-ма-ма…Совсем маленькие дети свободно общаются меж собой на неандертальском. Иногда их понимают некоторые взрослые, если они, конечно, чуткие хорошие люди и не забыли к этому времени основные правила и понятия, которые объясняют не только жизнь, но и любовь и смерть. А некоторые и до глубокой старости помнят этот язык, и то, что “Первый человек был. Один был. Много воды. Мало земли. Негде ходить, негде северного олешка преследовать…
  
 ”Помнят, как” Пришел белый мамонт Шэли, круглый, мохнатый…”
   
Анна Ахматова помнила всю жизнь неандертальский, Николай Гумилев…
    Автор книги “Белый мамонт” Геннадий Прашкевич  в совершенстве знает этот язык, так же знает и то, что “первый человек не имел вождей и начальников. Совсем один был. Если бы сдуло его в море, никто не узнал бы. Все считали бы, что его не было. Так вышла бы большая беда. Никто не узнал бы, что был первый человек. Думали бы, что его просто забыли сделать”.
   
И если кто-нибудь перестал понимать мир и себя в нем, ему просто необходимо прочитать эту книгу. Возможно, она ему поможет убежать от белого мамонта...
                
Годы, люди и народы
               Убегают навсегда,
               Как текучая вода.
               В гибком зеркале природы
               Звезды – невод, рыбы – мы,
               Боги – призраки у тьмы.

     Читайте отрывок из книги в нашем Читальном зале

    В повести «Белый мамонт» Геннадий Прашкевич подвел своего рода черту под «доисторической» темой. Несмотря на сравнительно небольшой объем (менее пяти авторских листов), перед нами самый настоящий эпос… Разумеется, Геннадий Прашкевич изменил бы себе, если бы и в этом произведении не затеял очередной стилистический эксперимент. Подзаголовок «Белого мамонта» гласит: «перевод с неандертальского» – и, в полном соответствии с этим определением, повесть выполнена в форме перевода-подстрочника…
    Василий Владимрский. Сетевой журнал «Дирижабль»

    Можно даже посмотреть на книгу Прашкевича с точки зрения глобалистики. На горизонте повеяло признаками конца сегодняшней цивилизации…
    Михаил Антонов. «Книжная витрина»

    Совсем маленькие дети свободно общаются меж собой на неандертальском. Иногда их понимают некоторые взрослые, если они, конечно, чуткие хорошие люди и не забыли к этому времени основные правила и понятия, которые объясняют не только жизнь, но и любовь и смерть. Анна Ахматова помнила всю жизнь неандертальский, Николай Гумилев…
    Нелли Закусина. «Вестник АСКИ»


« назад, на стр. "Наши книги 2"