Татьяна ЯНУШЕВИЧ       Называет себя человеком “очарованным”, то есть“склонным очаровываться”. В чем и находит “многие радости, и многие беды, и поводы для самоиронии”. В ее записках множество героев, и каждый из них – главный. И с каждым выстраивается “прямое общение”, такое, как бывает в письмах к близким людям.
     По ее признанию, она всегда любила писать письма, потому что, кроме всего прочего, в них человек может обрести способность к преодолению Расстояния (разлуки) и Времени (потери и необратимости). Эти философские категории заложены в саму концепцию книги
«Мое время». Не случайно она предваряется “сном о часах”, который и стал первым импульсом к изложению: свое Время человек несет в себе и за него ответственен.
Это книга-послание, книга-обращение, в котором автор щедро, честно, открыто делится самым сокровенно нажитым. Это большое, подробное, в чем-то исповедальное письмо, адресованное каждому из нас.
    Татьяна Александровна родилась в 1941 году в городе Томске. С 1944, когда ее родителей-ученых пригласили в открывшийся Филиал АН СССР, живет в Новосибирске. Окончила НГУ по специальности инженер-геофизик. Участвовала в различных научно-исследовательских экспедициях. Работала в институте Геологии и Геофизики СО АН СССР, Новосибирском государственном университете, сейчас – ведущий инженер-геофизик в СНИИГГиМС. Публиковалась в журналах “Проза Сибири”, “День и Ночь”, “Новосибирск”. Трилогия
«Мое время» выходила в свет фрагментарно в отдельных печатных изданиях, полностью выложена на интернет-сайте “Библиотека Кирилл и Мефодий”.
    В августе 2010 года в издательстве "Свиньин и сыновья" вышла новая книга рассказов Татьяны Янушевич –
«Коробка с пуговицами»
    

   
Ирина ТЕМНОВА:  
     – Татьяна Александровна, расскажите о том, как в 60-х годах в Академгородке образовалось литобъединение, куда входили и вы.
     – Сначала я опишу фон, на котором все происходило. 1959 год. Мы – первые студенты университета. Нас сразу охватывает ощущение новизны и полной свободы! Такое царствование свободы было возможно только в Академ-городке и больше нигде! Мы уже успели разобраться в ушедшей эпохе, обозначенной как «культ личности», о ее кошмарах наслышаны от родителей. Почти в каждой семье были репрессированные. Но нас самих это не коснулось. Мы пришли просвещенными, но не запуганными и не побитыми, готовыми принять свободу как естественную данность.
 (См. далее)