Елена Каракина

    
Елена Каракина  родилась, выросла и живет в Одессе. Закончила филфак ОГУ. С 1982г. служит в Одесском литературном музее, где проделала головокружительную карьеру, пройдя по всем ступеням музейных должностей от коменданта до ученого секретаря. С 1995 по 2005 еженедельно писала полосу для одной из двух одесских еврейских газет, не считая прочих статей публиковавшихся в газетах и журналах Одессы, Москвы, Киева, Берлина. Автор книг «Дом с ангелом», Од.,2001 об Одесском детском медико-реабилитационном центре, путеводителя «Прогулки по  Одессе», Киев, 2003, соавтор альбома «Рассказы о музее», Од.,2000. Верит в добрых фей, поэтому до сих пор считает Одессу лучшим городом Земли, а Литературный музей – лучшим местом Одессы.

  См. далее книгу Е. Каракиной «По следам Юго-запада»

«Юго-Запад» – это Исаак Бабель, Эдуард Багрицкий, Илья Ильф и Евгений Петров, Валентин Катаев, Юрий Олеша. Объединяет их Южная Пальмира – Одесса – место рождения. Экспонаты этого города-музея автор представляет в типично одесском разговорном жанре, не обременяющем наукообразностью.
    Последние двадцать с чем-то лет Елена Каракина работает в Одесском литературном музее. Как и подобает экскурсоводу, она не сразу «ведет в главный зал». В начале «маршрута» нас ждет знакомство с местными писателями рубежа 19-20 веков – «одесским Горьким» Семеном Юшкевичем и участниками «Литературки» («Литературно-артистическое общество» Одессы) Петром Пильским и Семеном Кессельманом, предтечами и пророками «Юго-Запада». В числе прочего, к их заслугам следует отнести и то, что они впервые определили «одесский тип»: «русский марселец, легкомысленный хвастун, лентяй, весь внешний, великолепный лгун, задорный шутник». Классикам «Юго-Запада» оставалось только «олитературить» этот тип, прославить на всю страну, сменив прописку с одесской на московскую. Раньше середины 20-х годов сделать это было невозможно. Пример Владимира Жаботинского, несостоявшегося гения, говорит об этом достаточно ясно: он не стал знаменитым, потому что «собственноручно запер себя в доме сионизма», о чем весьма сожалел тот же Александр Куприн.
     «Главный зал», то есть главы о «Юго-Западе», начинается с Эдуарда Багрицкого. Он и имя группе писателей дал, и сам был тем еще «типом». Каракина даже называет его «исчадием ада». Вор, доносчик, капризный эгоист, правда, «бесконечно любимый» абсолютно всеми. Легко поверить, что эта смесь аморальности и выдающегося таланта и есть главное качество юго-западника. Это же раскрывается на примере Юрия Олеши – скандалиста, пьяницы, завсегдатая ресторана «Националь». «Изгой в миру», он был «королем в литературе». Автор не скрывает того, что «юго-западник» интересен ей больше как личность. И уже как режиссер, она распределяет амплуа: Багрицкий – Арлекин, Олеша – Пьеро... Катаеву досталась роль «шикарного бандита», который после 1960 года писал только «скандально» и исключительно «сенсационно»: один «возмутительный» «Алмазный мой венец» чего стоит. О Бабеле и говорить нечего: именно он, по мнению Караки-ной, создал «самого знаменитого из персонажей одесской школы» – налетчика Беню Крика. Да и творчество вообще, делает вывод автор, сродни уголовке. Оно напоминает «мафиозную семью – вступить в него трудно, уйти живым – невозможно».
     Не зря говорят, что афористика – фирменный знак «Юго-Запада», и автор в этой фразе вполне конгениальна героям своей книги. Включая Илью Ильфа, которому достается роль «принца», а Остапу Бендеру – еще одному почетному юго-западнику (ему, как живому, посвящается отдельная глава) – роль выразителя одесского менталитета. А главная особенность одесской прозы, по Каракиной, – «засилье отрицательных главных героев».
   Отрицательные герои преобладали и среди самих юго-западников: «злобно мстительная» Вера Инбер, «мастер поэтического доноса» Семен Кирсанов... Но это уже последние «залы» книги-музея Елены Каракиной (далее следуют главы о Льве Славине, Сергее Бондарине, Константине Паустовском, и здесь уже скорее торопишься на выход). Под занавес автор вдруг осчастливит нас встречей с Михаилом Жванецким, которого, несмотря на миниатюрность и разговорность прозы, она представляет продолжателем славного дела «Юго-Запада» – скорее всего, потому, что автору трудно расстаться с героями своей книги, поставить крест на «юго-западной» традиции в литературе. Ведь, несмотря на червоточинку в жизни каждого юго-западника, вместе они осуществили мечту о вечном празднике в литературе. И об Одессе как «рае на земле».

 Владимир Яранцев
Книжное обозрение №18 (232
)