Геннадий Т ОКАРЕВ

   Вести дневник на фронте запрещалось
 

     О Великой Отечественной Войне написано много, но известно о ней нам мало, потому что почти  все художественные произведения о войне подвергались более или менее пристальному взгляду советской цензуры в прежние времена, а в современной литературе о войне явно проглядывает желание некой сенсационности. Да и налет профессионализма – налет  явно искусственного происхождения – делал эту литературу тоже несколько искусственной. Даже, если произведения были написаны талантливой рукой. А что касается мемуарной литературы, то она достаточно мифологизирована и, к сожалению, лишена живого дыхания времени.
    Книга Геннадия Токарева отличается от других книг о войне –  она действительно живая.  Вести дневники на фронте запрещалось из соображений сохранения военной тайны: дневник мог попасть в руки врагу. Но запретить помнить человеку никто не может.
    Геннадий Токарев не профессионал, не писатель. Он был солдатом, и он просто записывал все, что происходило с ним в эти грандиозные и трагические годы.


    «…Поднявшаяся метель занесла аэродром снегом. Надо было его расчищать. Аэродром – на льду Амура. Ветер между сопками дует, как в трубу. Трудно устоять на ногах. Проработали всю ночь. С этой ночи началась моя солдатская служба.
    … Дежурное отделение разносит бачки с супом. Суп из соленой горбуши с перловой крупой, которую здесь называют “выдвиженкой”. И суп этот дают ежедневно три раза в день… Через месяц такого питания я почернел. Ребята пророчат, что я солдатской жизни не переживу…
    …К осени 1938 года я уже “ обжился” и привык к солдатской службе».
Это начало.  А впереди еще были долгие предвоенные годы и годы войны. На войне было всякое…
    «…Довольно большая площадь была расчищена от кустарника. На ней выстроились части соединения, образуя неполный четырехугольник со свободной одной стороной. До прибытия осужденных дезертиров играл духовой оркестр… Выкопанная могила была в центре четырехугольника. Автоматчик с приговоренным остановились в нескольких шагах от могилы. Был он молод, лет 20…
   
…Автоматчики дали две очереди ему в спину и, видимо низко. Осужденный переломился и упал, не дойдя 3–4 шагов до могилы. Автоматчики за ноги подтащили его к ней и столкнули в яму. Но он был еще жив, слышались стоны.
    …Двое моих командиров – младшие лейтенанты, только что прибывшие из училища, – упали в обморок…»
    «…Через некоторое время мое внимание привлекли звезды. Но почему они так низко над землей? И движутся по направлению ко мне в виде дуги, захватывая все пространство впереди меня? Может быть, я уже в бреду?  Но я осознаю, что меня окружают… Положение было безвыходное. Я даже не мог застрелиться – нечем…»

    

    Война не заканчивается в один день. Она вообще не заканчивается для человека, прошедшее ее горнило. Неизвестно, закончилась ли она для нас с Вами?
    «… В марте 1953 года наша семья жила в коммунальной квартире. Мы с женой были на работе, а дочь Наташа, уходя в школу не закрыла на замок комнату. К соседскому мальчишке пришли друзья-воришки. Они зашли в нашу комнату, украли деньги, театральный бинокль, ордена и медали… Остались лишь документы, подтверждающие награждение…»

    Книга Г.Токарева настолько необычна, что пересказать ее невозможно, да и нет смысла. Несмотря на то,  что она вышла через 60 с лишним лет после  описанных событий, каждое ее слово горячо пульсирует и дышит  до сих пор.


    Книга Геннадия Токарева настолько необычна, что пересказать ее невозможно, да и нет смысла. Несмотря на то, что она вышла через 60 с лишним лет после описанных событий, каждое ее слово горячо пульсирует и дышит
до сих пор.
    Нелли Закусина. «Вестник АСКИ»

    По прочтении «дневников» начинаешь особенно отчетливо понимать, что на войне люди не просто воевали,
они там жили.
    Татьяна Коньякова. «Вечерний Новосибирск»

    А мы – мы не перестанем, не должны, не имеем права перестать читать, вспоминать «с благодарностью – были» тех, для кого завтра уже не наступит. Ведь только благодаря им у нас с вами есть, пусть трудное и тревожное, но свободное, наше собственное сегодня.
    В. Н. Распопин. Сайт «Book-о-лики»

  « назад, на стр. "Наши книги 3"