КИМ ЦЫН СОН

    Пылающие листья
 
     (стихи, перевод с корейского Г. Прашкевича и В. Горбенко)

    
      
По нынешним временам – эта книга удивительна. По всем своим параметрам. По структуре, по причине самого ее появления через много лет после смерти поэта. Но, конечно, прежде всего, – это стихи, прозрачные и глубокие. Маленькие жемчужины…  
 
                                          Луна на облаке и в озере.
                                          И мы над облаком и озером
                                          по Млечному Пути плывем.
                                          Будь осторожен в хрупком чёлне,
                                          будь осторожен в хрупком чёлне,
                                         и не задень луну веслом.

   Это стихи корейского поэта Ким Цын Сона. В быту его называли Владимиром Сергеевичем. Родился он 11 сентября 1918 года во Владивостоке. С четырнадцати лет вынужден был зарабатывать на жизнь, в 1937 году разделил участь всех дальневосточных советских корейцев. Сейчас мало кто помнит постановление СНК СССР, ЦК ВКП (б) от 21.08.37 за №1428-326 «О выселении корейского населения пограничных районов Дальневосточного края в Среднюю Азию». Но те, кого это постановление коснулось, никогда о нем не забывали.
    Закончив иностранное отделение (английский язык) Кзыл-Ординского пединститута, с 1946 года Ким Цын Сон жил в Ташкенте, преподавал в средней школе корейский язык, и там же, в Ташкенте, издал первые книги; там же был принят в Союз писателей СССР.
    В некотором смысле это было чудом: ведь до 1953 года дальневосточные корейцы находилось на положении спецпереселенцев. Им было запрещено перемещаться по стране, у них не было советских паспортов, у них не было практически никаких политических и гражданских прав.
    Но времена менялись. В 1955 году Ким Цын Сону разрешили вернуться на Дальний Восток. Он выбрал Южно-Сахалинск, где некоторое время работал заместителем главного редактора корейской газеты «По ленинскому пути». Но секретарю обкома не понравились слова Ким Цын Сона: «Если закрыли единственную корейскую школу, то кто в будущем будет читать нашу единственную корейскую газету?» И Ким Цын Сон был изгнан из редакции.     Чтобы кормить семью, поэт устроился завхозом в столовую.
     Все продолжали жить, делая вид, что ничего особенного не произошло. И только его друзья-поэты продолжали переводить стихи Ким Цын Сона, и изредка печатали их в журналах.

    Он угадал будущее.

          Горькая участь: зеленой волной
          выброшен в камни, опутан травой,
          брошен в песках – задыхаться.

    Поэт может умереть завхозом провинциальной столовой, но в памяти, знавших его, он останется все равно поэтом. Книга стихов поэта Ким Цын Сона появилась только благодаря этой памяти.

        Читайте отрывок из книги в нашем "Читальном зале"

    Не все поэты непереводимы. Непереводимы априори – только гениальные «божьи дудки». Те же, чьим пером движут воля, мысль и боль, доступны на всех языках. ... Переводы Геннадия Прашкевича и Владимира Горбенко открывают нам, каким человеком был Ким Цын Сон – непраздничным, умным, страдающим, волевым, испытавшим все тяготы судьбы, выпавшие на долю корейского народа в Советском союзе.
    В. Н. Распопин. «Книжное обозрение»


« назад, на стр. "Наши книги 1"