Цаньян Чжамцо 

– личность уникальная в истории Тибета. И не только как VI Далай-лама (300-летие его интронизации пришлось на декабрь истекшего года), но и  как единственный светский лирик в богатейшей  тибетской литературе. В народных легендах  он почитаем как святой и почти не упоминается как поэт, однако анонимным перерождением его стихов стали народные песни. Новую жизнь – уже в мировой литературе – получает простая и вместе глубокая его лирика только во второй половине XX века.
     14 ноября 1706 года, близ озера Кукунор скончался VI далай-лама, конвоируемый монгольским отрядом в императорский Пекин.

 

Это я  Ригдзин Цаньян Чжамцо!
О любви я потаённо чаю
И мои же сердце и лицо
В  каждом человеке различаю.
  
 

Над восточным хребтом луна
Ясная стала видна.
Предо мной вижу, вижу
Светлый девушки лик.

  

Нынче недавние всходы
Свяслами скручены туго.
Скрючат и юношу годы
Круче, чем лук из бамбука.

 

Ушла с моим сердцем. Когда бы желанная
Вернулась навеки мне суженой,
Тогда бы как будто со дна океана я
Вернулся с бесценной жемчужиной.

 

В странствии увлекся мимоходом
Девушкой, благоухавшей медом.
Гладкий, светлый, бирюзовый словно
Найден камушек и утерян снова.