Закусина Нелли

«У снега на краю»

 

* * *  

Нам не вернуться в дом тот бедный,

прекрасный дом, богатый дом.

Ведут в нем поздние беседы

чужие люди за столом.

 

Никто из них о нас не знает,

никто не вспоминает нас,

и только дом не забывает…

надеется…

В полночный час

вдруг скрипнет половицей гулко

и угольком сверкнет в печи.

 

И под крыльцом хранит ключи

Все в том же тихом переулке.

 

 

Весть

 

Как будто тучи вдруг заскрежетали

и темная нависла синева.

И стало непонятно – прожита ли,

иль только начинается едва

дневная жизнь?

Вон та полоска света

возникла,

гаснет на краю земли?

 

Река, так трудно превращаясь в Лету,

живая, растворяется вдали.

 

Живое небо. И земля – живая.

Но остывает, исчезая свет…

 

Стою, еще беды не сознавая,

и по реке навеки уплываю

за тем, кого уже на свете нет.

 

 

* * *

 

Поворачиваюсь на крик.

Вижу – мост висит над рекой,

и река под мостом блестит.

Слышу – ветер свистит по песку.

 

Тонкий прутик в моей руке

на песке нарисует мост,

под мостом нарисует песок,

на песке нарисует мост.

 

И от ветра нигде не спастись,

если он над рекой кричит,

если он на песке кричит,

а на нем нарисован мост,

под которым ветер кричит.

 

» назад на "Архив наших книг"

 

* * *

Я дарую свободу тебе, муравей!

Дорогую свободу дороги твоей.

Ты беги по зеленой, душистой траве,

по траве-мураве, муравьиной тропе.

 

Любопытство мое небольшое – не в счет.

У тебя много месяцев вольных еще.

Продолжай трудовой муравьиный поход,

торопись, скоро солнце пойдет на заход.

 

Скоро окна и двери закроет твой дом.

Он, как мой, и весельем живет и трудом.

Наши тропки различны, но схожи пути.

Я тебя задержала немного?

Прости…

 

 

* * *

 

Еще когда по золотым полям

светил спокойно безмятежный август,

земле великодушной был не в тягость

мой светлый праздник,

но теперь земля

вдруг оскудела,

от ее щедрот

внезапно потянуло легкой пылью,

недавнее исчезло изобилье

за створами сентябрьских ворот.

И я, нелепая, о те ворота бьюсь,

еще полна и счастья и отчаянья.

Поверить, что закрыто не случайно,

и оскорбить неверием боюсь

того, кому несла свои мечты,

надежды, радости, доверие и гордость.

Не оценив затворов прочных твердость,

ворот тесовых гулкой немоты,

еще с улыбкой я на скрип ворот,

пригладив волосы,

взметнула нежно руки!

 

В проеме  взгляд чужой, седой старухи:

– Твоя любовь здесь больше не живет.

 

 

* * *  

 

Тяжелым забудусь сном

и вижу опять во сне –

цветы под раскрытым окном

рассыпаны по весне.

Ты рвешь их вместе с травой.

По горнице, по сеням

немыслимый цвет голубой

рассыпал, –

по всем моим снам. 

 

» назад на "Новости"