Мясников Николай
«Наивное путешествие».


  
    Одинокий Я

 

           I

 

Я сидит. Я стоит. Я бегает.

Потом Я достает рогатку и стреляет – конечно же, в самого себя, и быстро увертывается от пульки, очень довольный своей ловкостью.

Я играет в прятки. Он прячется под стул, под кровать, за портьерой и сам себя разыскивает. Потом он прячется в самого себя, долго и обречено ищет, но не может себя найти. И очень огорчается.

Я готовит себе обед – варит одну тарелочку супа. Обедает, моет посуду и садится писать книжку. Я давно не читал хорошей книжки, и если получится сегодня ее написать, то завтра с утра можно будет приняться за чтение.

Я старательно трудится, склонившись над тетрадкой, и заканчивает так поздно, что решает не ужинать. Разбирает постель и ложится спать.

Лежа в постели, он думает о своей книжке, о том, как он завтра будет ее читать и, может быть, если захочет, нарисует для нее картинки.

Я спит крепким сном здорового человека. Он не знает о своем одиночестве.

      

II

 

«…пытался выдернуть струйку из крана. Ничего не получилось. Совершенно не за что ухватиться. Придумать бы какое-нибудь приспособление».

 

* * *

Сегодня играл в школу.

Сперва приседал и разводил руки в стороны, потом маршировал и пел строевую песню.

Далее:
     – Африка впадает в Аральское море. Париж находится в самом центре Лондона и занимает огромную площадь. Именно поэтому на карте его располагают отдельно, в некотором удалении, ибо в противном случае он закрыл бы собой весь город Лондон, и люди не смогли бы узнать о существовании этого прекрасного английского города, принимая его по неведению за Париж.

Потом:
      – Шестью один – двадцать один,
      Шестью два – двадцать два,
      Шестью три – двадцать три.

И так далее.
      – Девятью четыре – сорок шесть.

С удовольствием поставил себе двойки по всем предметам.

 

* * *

Интересно, что в выражении «противный случай» вовсе не подразумевается, что этот случай – противный.

 

* * *

Сделал замечательный фокус: выпихнул отражение из зеркала и залез туда вместо него. Ох, оно и попрыгало! А я стою – плоский, блестящий и его передразниваю.
Чуть не лопнул от смеха!

 

* * *

Рецепт.
     Кофейный напиток под вентилятором.

Сварить кофейный напиток, два раза перелить из стакана в стакан, потом поставить под включенный вентилятор. Когда остынет, слегка подогреть и с брезгливостью выпить.

 

* * *

Решил научиться играть в карты.

Раскладывал карты на две кучки, в одной с красными значками, в другой – с черными. Весь фокус в том, что карты кладутся поочередно в разные кучки, и, если карта по цвету не подходит, а такое происходит довольно часто, тогда пропускаешь ход и в наказание щелкаешь себя по носу.

Играл очень долго и с большим удовольствием.

Расщелкал нос докрасна, даже глаза слезятся. Вот только не знаю, выиграл я или проиграл?

 

* * *

Похоже, что это просто насморк, и, значит, в карты я играл неправильно.

 

* * *

Люди произошли от разных животных. Именно поэтому у разных людей лицом являются разные части тела.

 

* * *

Клопы, клещи и комары рассматривают меня как продукт питания. Мухи и тараканы умнее. Они видят во мне важнейшее обстоятельство среды обитания.

Чтобы не подвергаться нападениям, в том числе и со стороны насекомых, мне гораздо полезнее сидеть дома.

Печально, что, сидя дома и находясь в безопасности, я практически лишен возможности проводить широкие эксперименты со струей. Приходится иногда идти на риск и подвергать свою жизнь внешней угрозе.

Жаль, что мой дом вовсе не крепость.

Можно было бы изучать влияние пушек на поведение случайных прохожих.

 

* * *

Самый простой способ разозлить человека – это сообщить ему что-нибудь совершенно непривычное.

 

* * *

Играл в замок с привидениями. Ночью. Сначала сидел на стуле, потом почувствовал, что стул сейчас сломается, и пересел на пол. Такой у меня был тяжелый фундамент.

Потом у меня появились стены, башни и даже крыша.

И весь я превратился в замок. Между башнями стояла пушка. Внутри замка началось движение, тихое-тихое, даже страшно. Дул сквознячок, кто-то бегал по ступенькам, потом что-то лопнуло внизу. И еще раз лопнуло, и затихло.

Потом что-то захлопало в башне, часто-часто, наверное, кто-то вспугнул стаи летучих мышей. Аж мурашки по коже. И вдруг­ шевельнулась пушка.

Сама!

И сразу снизу вверх по чугунным ступеням: бум... бум... бум... бум... какие-то тяжеленные шаги... Я испугался так, что серд­це дернулось!

Очнулся – сижу голый на полу и отражаюсь в зеркале, бледный-пребледный. И уже утро.

Лег спать и не мог заснуть со страху. А когда заснул, то увидел во сне: башню, пять бойниц и два потайных хода.

 

* * *

Сегодня назначил себя старухой и делал все, как старуха, с совершенно серьезным видом.

Надо сказать, что все у меня прекрасно получилось. Даже ноги болели по-настоящему. Сидела и растирала колени. Потом догадалась снять резинки с чулок, и сразу стало легче.

Только чулки стали сползать.

Вечером вспомнила, что не полила цветы. Пошла за ковшиком, и по дороге немножко описалась. Очень неприятно ходить мокрой.

 

* * *

Руки плохо гнутся. Ложилась спать и не могла расстегнуть лифчик. Так и легла.

Как дует из окна!

 

 

* * *

Очень странный сон.

Будто бы я вяжу чулок, очень широкий, и приговариваю:

– Семь километров, семь километров, семь километров...

Затем якобы задремала и по ошибке связала восьмой километр. Хотела примерить, но от усталости не смогла дойти до начала чулка. Запуталась в чулке и упала. Оттого и проснулась.

 

* * *

Суп диетический.

Вскипятила воды и ничего туда не положила. Невкусно, зато абсолютно ничего вредного. Правда, и очень мало полезного.

 

* * *

Очень хочется, чтобы меня кто-нибудь увековечил. Жизнь бы отдала! А с другой стороны, люблю суп. И когда кран исправно работает и из него не каплет.

 

* * *

Импульс силы прямо пропорционален количеству съеденного супа. Если, конечно, сильно не переедать.

 

* * *

Сегодня снова приснился сон.

Я была совсем голая и в каком-то саду, только очень хорошем. И вдруг приползла змея. Я испугалась и сказала ей:

– Что ты здесь делаешь? Уходи!

А она сказала:

– Я – змей.

И тогда я поняла, что я – Ева. Но сделала вид, что я ничего не понимаю. И спросила:

– Ну и что?

– А я фаллической формы, – сказал змей.

Смутилась, и от смущения проснулась.

Дура!

 

* * *

Заболела и вызвала доктора.

Доктор пришел и сказал:

– Меня вызывали к пожилой женщине. А вы, если не ошибаюсь, мальчик.

Пришлось поставить его на место. Я ему ответил:

– Доктор! Если у вас совсем нет фантазии, то как вы ухитряетесь лечить людей?

Доктор смутился и поставил мне диагноз: давление.

Я спросила:

– Доктор, а где у меня должно давить?

Доктор выругался и ушел.

 

* * *

Сняла очки и пошла искать другие. По дороге заблудилась и до сих пор не знаю, где нахожусь.

 

* * *

Вспомнила нашего учителя, как он объяснял нашим девочкам, влюбленным в офицеров:

– Милые! Фуражка – это просто элемент одежды. Ну, как бы трусики, только для головы. Разве можно придавать этому такое значение?

Прелесть.

А мне все равно нравятся офицеры. Они хорошо бреются и чистенькие.

 

* * *

Слава богу, нашла. Теперь снова вижу.

 

* * *

Вчера страшно болели ноги: целый день танцевала. Совершенно без всякого повода, просто захотелось потанцевать. Из-за этого устала и плохо спала.

Ночью приснилось, что меня взяли в армию. Всю ночь целовалась с полковым знаменем. Утром дали тревогу, и оно ушло в бой.

Боже, как я рыдала!

 

* * *

Мужчины – крупные домашние животные.

 

* * *

Бессмертие – это когда все чешется, болят кости, слезятся глаза и кончились силы. Хочется супу, но сварить его нету сил. Хочется умереть, но и умереть нету сил.

Остается жить, жить и жить.

Мечтать о том, что бессонница когда-нибудь кончится. Мечтать о супе. О том, что кто-нибудь придет, сварит суп и вы­трет слезы.

И надеяться, что это будет Смерть.

А ее все нет и нет.

И не будет.

 

* * *

Прочитала в книжке, что есть такая еврейская кухня. Очень захотелось попробовать. Пришлось самой придумывать рецепты.

Рецепт первый.

Сделать кислое тесто и изжарить маленькие лепешечки, размером не больше пуговицы. Смешать творог со сметаной, сахаром и ванилью. Дно чайной ложечки намазать получившейся смесью, сверху накрыть лепешечкой. На нее капнуть медом и положить изюминку.

Все это делать, держа ложку в руке, иначе изюминка может скатиться на пол.

Посыпать сахарной пудрой, корицей и тертым орехом.

Подержать во рту, прикрыв глаза, проглотить и сказать:

– М-ммм... Какая прелесть!

 

* * *

Еще рецепт:

изжарить яичницу с луком, перевернуть и обжарить с другой стороны. Разрезать ее вдоль и поперек и обжарить разрезанные места. Посыпать перцем, солью, сахаром и залить сметаной. Сверху присыпать сушеной морковью с укропом, порошком какао и накрыть ломтиками груши, вымоченной в лимонной кислоте.

Все это украсить взбитыми сливками.

Подавать к столу в конце каждой недели вместо торта.

 

* * *

Придумала третий рецепт.

Купить много леденцов и просверлить в каждом отверстие. Собрать райские яблочки с длинными хвостиками, промыть и просушить. Нанизать на хвостики леденцы, перемежая их изюмом без косточек. Разложить на тарелке, полить медом и накрыть каждую изюминку кристалликом лимонной кислоты.

Подают к чаю и едят как шашлык.

 

* * *

Решила нарисовать картину и целый день рисовала.

Получился мужчина с черными усами и очень кудрявый. Он был во фраке, толстый и почему-то со шпагой.

Очень хотела нарисовать его с открытым ртом, как будто он говорит мне что-то ласковое. Оказывается, это очень трудно. Получился не рот, а какая-то крысиная нора.

Так и стоит полоротый. Тьфу.

Потом дорисую. Пусть уж лучше молчит.

 

* * *

Играла в охотника.

Выследила слона, но никак не могла подстрелить – забыла патроны дома. Пришлось возвращаться домой.

А когда пришла домой, выяснилось, что забыла в лесу ружье. Неужели я так состарилась? От расстройства заболела, и, видимо, от большой температуры помутилось сознание. Разговаривала сама с собой.

– А что вы, собственно, почему? – спросила я.
      – Ничего такого, – ответила я.

И тут еще кто-то сказал:

– Ничего, ничего...

И я заснула.

 

* * *

Пахнет.

 

* * *

Почему доктор всегда пьет из ков­шика?

Раньше были доктора, а теперь врачи. Некому лечить.

 

* * *

Рулет экзотический.

Тщательно промыть кролику желудок, после чего накормить его пряностями, ветчиной и котлетами.

Потом взять удава и тоже промыть ему желудок.

Промытого удава накормить сытым кроликом, добавляя перец и горчицу. Дождаться, когда сытый удав заснет, и свернуть его спиралью, как шланг.

Засунуть в духовку и печь до готовности. После чего нарезать кольцами, залить майонезом или кетчупом.

Угощать этим блюдом врачей и докторов, а также самых тупых и назойливых соседей.

 

* * *

Не помню, была ли я замужем? Неужели была? Помню только, что в детстве я была мальчиком.

Но ведь этого не может быть?

 

* * *

Животное, именуемое собакой и состоящее из химических элементов, может за­просто укусить человека. Животное, именуемое акулой, может перекусить человека пополам.

Кашалот может перекусить пополам небольшой корабль.

Если бы кашалот родился птицей, он мог бы перекусывать самолеты.

Но всех опасней собака. Собаке достаточно увидеть прохожего, чтобы у нее возникли опасные мысли.

Слоны обитают в Африке. Киты – в морях и океанах. Значит, рассматривать эти явления природы можно только географически.

Можно рассматривать этих животных и с экономической точки зрения, но наше финансовое положение таково, что с этой точки мы никогда их не увидим.

 

* * *

Нашла у себя половой орган. Совершенно не женский.

 

* * *

Что только не доставляет человеку удовольствие! Встала на пороге и, безобразно раскорячившись, чесалась спиной об косяк. Аж лифчик лопнул!

А еще считала себя интеллигентной старухой.

 

* * *

Кажется, можно снова быть самим собой!

 

* * *

Сегодня 16 сентября.

Исполняется ровно пять лет с того дня, когда я объявил себя отдельным, совершенно независимым государством, состоящим из одного человека и временно не имеющим своей территории.

Должен сознаться, что все эти годы мне хотелось устроить государственный переворот, объявить себя империей и стать в этой империи императором – за неимением другой кандидатуры. Это было бы немножко старомодно и поэтому очень красиво. Пришлось проявить большое гражданское мужество.

Последовательно провожу политику мира. Поэтому приходится все время прятаться от людей...

 

* * *

Научиться бы писать слово «император» по-французски.

 

* * *

Оборудовал комнату специальной подставкой для глядения в пространство. Решил назвать ее «трон». Сидел на троне и глядел в одну точку.

Интересно.

 

* * *

Ночью спал. Приснился сад, почему-то в образе девушки.

– Можно вас вскопать? – спросил я.

– Возделать? – спросила она.

Я кивнул. А она загадочно улыбнулась. Потом я на что-то отвлекся, и она исчезла. Проснулся расстроенный.

Видимо, сказываются занятия био­логией.

 

* * *

Вычитал в книжке интересное выражение: допился до чертиков.

Так понравилось, что решил попробовать сам. Сел около крана и выпил сто двадцать семь стаканов воды.

Никаких чертиков. Вечно у меня ничего не получается.

Наверное, надо было думать о чертях, а я опять думал про струйку. Как она помещается в кране?

 

* * *

Несмотря на все мои постоянные усилия, мир остается практически непознанным. Следует составить список неизученных явлений.

 

* * *

Сущность. Это субстанция или что?

 

* * *

Человек, как химический элемент, состоит преимущественно из конфет, чая и супа. Как химический элемент, он непрерывно взаимодействует с другими окружающими его химическими элементами – стульями, тарелками, вилками и так далее.

Все химические элементы состоят из различных материалов.

Некоторые химические элементы обладают магнетическими свойствами. Например, стул – самый магнетический элемент в доме. Иначе как объяснить, что это место так притягивает?

 

* * *

Внимательно изучил оба стула,
      Ничего не обнаружил, кроме надписи на самом старом: «Инв. № 70013».

« назад, в читальный зал