Куликова Е.

«Дальние небеса» Николая Гумилева


От автора
Зачарованный викинг, я шел по земле,
Я в душе согласил жизнь потока и скал…
Н. Гумилев
Со стихами Гумилева я впервые «встретилась» в конце 80-х годов прошлого века. Первым был, конечно, «Жираф», потом – «Рыцарь счастья», «Память», «Индюк», «Шестое чувство»… Стихи печатались в литературно-художественных журналах, имя автора мне было незнакомо, но забыть его строки я не могла. «Жираф» жил во мне несколько месяцев и заставлял трепетать мое сердце. В 1988–1989 годах на спецсеминаре по поэзии серебряного века, который вели совместно Элеонора Илларионовна Худошина и Юрий Николаевич Чумаков, о Гумилеве говорилось отдельно и особо: мои учителя рассказывали о судьбе поэта и о своих первых впечатлениях о его творчестве, мы вместе анализировали тексты, и образ Гумилева обрел в моем сознании особенный ореол. Потом я смогла купить томик из серии «Библиотека поэта» (1988) и несколько изданий его стихов и прозы. Эти книги хранятся у меня по сей день – потрепанные, зачитанные буквально до дыр, и каждая страница обладает для меня своей неповторимой историей.
Писать серьезно о Гумилеве я не решалась долго. В своих исследованиях о Вл. Ходасевиче иногда осторожно «выходила» к стихам Гумилева, сопоставляла какие-то детали, но не более того. И только в 2005 году появилась первая моя статья о «Сентиментальном путешествии» – одном из моих любимых стихотворений. После этого – мало-помалу – я «приблизилась» к творчеству акмеистов и выпустила монографию «Пространство и его динамический аспект в лирике акмеистов» (2011) с главами, посвященными творчеству Гумилева, Ахматовой, Мандельштама и – в приложении – небольшими параграфами о Вл. Ходасевиче и М. Зенкевиче. Но мне всегда хотелось посвятить Гумилеву отдельную работу.
Данная книга – мои исследования последних десяти лет – сложилась из статей, описывающих «морские» и «африканские» мотивы в творчестве Гумилева, а также из разборов стихов и переводов, которые отражают страстный интерес поэта к французской литературе и – под ее непосредственным влиянием – к культуре экзотической. Представленные вместе, разнообразные анализы обрели общий ореол – то, что я назвала в заголовке «дальними небесами» Николая Гумилева.
В первой главе на фоне поэтической традиции рассматривается «морская фантастика» от «Романтических цветов» до «Огненного столпа», центральный образ в «Заблудившемся трамвае» увиден сквозь призму литературных кораблей-призраков, – главным образом, «Летучего Голландца». Романтическая Венеция, напоминая театральную декорацию, открывается на фоне «колдовской воды», создающей мистический сюжет итальянского текста. В параграфе «Куда ж нам плыть?..» обсуждаются воображаемые странствия Пушкина («Осень»), Бодлера («L’invitation au voyage», «Le voyage») и Гумилева («Сентиментальное путешествие», «Приглашение в путешествие»): подчеркивается, что морская стихия – аналог вдохновения – побуждает поэта покорять неведомые пространства.
Вторая глава начинается с параграфа о двух стихотворениях Т. Готье, переведенных Гумилевым: «Noël» («Рождество») и «Les joujoux de la morte» («Игрушки мертвой»). Интересно сопоставить оригинал и перевод, учитывая «изобразительность» и «пластичность» французского поэта, близкие «акмеистическому» мышлению Гумилева. В центре следующих параграфов – жанр пантуна у Гумилева: седьмая «Абиссинская песня», стихотворение «Гончарова и Ларионов», эпизоды из пьесы «Дитя Аллаха», черновой набросок «Какая смертная тоска…». Особое внимание уделяется стихотворению «Гончарова и Ларионов. Пантум», где поэт описывает «движение живописи». Кроме того, во второй главе речь идет о двух переводах (переложениях) стихотворения Ш. Леконта де Лиля «Малайские пантуны» – Гумилевым (1919) и Буниным («Малайская песня», 1916), отмечается исключительное значение на рубеже XIX–ХХ веков экзотической тематики, которая пришла к русским авторам через творчество поэтов и философов Франции.
В конце первой главы представлен оригинал стихо­творения А. Рембо «Le bateau ivre» с моим подстрочником и переводом Е. Витковского, который подробно проанализировал историю переложений «Пьяного корабля». Вторую главу завершают «Pantouns Malais» Ш. Леконта де Лиля с моим подстрочником, неопубликованным переводом Гумилева, цитирующимся по статье К. С. Корконосенко из «Западного сборника», и «Малайской песней» И. Бунина; а также «Noël» и «Les joujoux de la morte» Т. Готье с переводами обоих текстов Гумилевым.
В третьей главе монографии исследуются африканские мотивы в творчестве Гумилева («Шатер», «Африканский дневник»), отмечается, что сказочный и экзотический мир сборника стихов «Шатер» рождается из личных впечатлений поэта, вымышленных и прожитых, вычитанных из книг и пройденных сотнями дорог. Литературность делает облик героя-путешественника условным, и лирическое «я» обретает масочную структуру. «Африканский дневник» анализируется как художественное произведение, несмотря на его очевидное документальное начало, выявлены переклички строк дневника со стихами Гумилева и других поэтов (Пушкина, Боратынского, Рембо, Блока, Мандельштама).
______________
Тексты Гумилева, как правило, цитируются по двум изданиям – по сборнику стихотворений из серии «Библиотека поэта» и по полному собранию сочинений в 10 томах, поэтому в монографии вводятся следующие сокращения:
• БП и номер страницы: Гумилев Н. С. Стихотворения и поэмы. Л.: Сов. писатель, 1988. (Б-ка поэта. Большая сер.).
• ПСС, номер тома, номер страницы: Гумилев Н. Полное собрание сочинений в 10 т. М.: Воскресенье, 1998–2007.
Цитаты на остальные издания Гумилева указываются в сносках внизу страницы.
______________
Эта книга не состоялась бы без всесторонней поддержки моих любимых учителей – Элеоноры Илларионовны Худошиной и Юрия Николаевича Чумакова. Беседы с ними, их непрестанное внимание к моим исследованиям всегда меня вдохновляли. Также я хочу выразить бесконечную признательность моим дорогим друзьям и коллегам, консультации и бесценные советы которых помогали мне на разных этапах работы, – Елене Владимировне Капинос, Аполлону Борисовичу Давидсону, Наталии Абрамовне Фет, Владимиру Яковлевичу Фету, Татьяне Михайловне Двинятиной, Галине Михайловне Васильевой, Евгению Евгеньевичу Степанову, Сергею Яковлевичу Сербину, Елене Пет­ровне Пономаренко, Тамаре Алексеевне Юдиной, Игорю Евгеньевичу Лощилову, Евгении Саркисян и Роберту Бахшиняну.