ОТ ДОННА ДО ОДЕНА

HOLY SONNETS

SONNET 19

 

Oh, to vex me, contraries meet in one:

Inconstancy unnaturally hath begot

A constant habit; that when I would not

I change in vows, and in devotion.

As humorous is my contrition,

As my profane love, and as soon forgot:

As riddlingly distempered, cold and hot,

As praying, as mute; as infinite, as none.

I durst not view heaven yesterday; and today

In prayers and flattering speeches I court God:

Tomorrow I quake with true fear of his rod.

So my devout fits come and go away

Like a fantastic ague; save that here

Those are my best days, when I shake with fear.

 

 

SONNET

 

Care-charmer Sleep, son of the sable Night,

Brother to Death, in silent darkness born,

Relieve my languish, and restore the light;

With dark forgetting of my care return.

And let the day be time enough to mourn

The shipwreck of my ill adventured youth:

Let waking eyes suffice to wail their scorn,

Without the torment of the night’s untruth.

Cease, dreams, the images of day—desires,

To model forth the passions of the morrow;

Never let rising Sun approve you liars

To add more grief to aggravate my sorrow:

Still let me sleep, embracing clouds in vain,

And never wake to feel the day’s disdain.

 

 

THE SAD SHEPHERD,

OR A TALE OF ROBIN HOOD

(a fragment)

 

Though I am young, and cannot tell,

Either what Death or Love is, well,

Yet I have heard they both bear darts

And both do aim at human hearts:

And then again, I have been told,

Love wounds with heat, as Death with cold;

So that I fear they do but bring

Extremes to touch, and mean one thing.

 

As in a ruin we it call

One thing to be blown up, or fall;

Or to our end, like way may have,

By flash of lightning, or a wave:

So Love’s infamed shaft, or brand,

May kill as soon as Death’s cold hand;

Except Love’s fires the virtue have

To fright the frost out of the grave.

СВЯЩЕННЫЕ СОНЕТЫ

СОНЕТ 19

 

Во мне одном страстей моих исток:

Непостоянство привело к разладу

С самим собой; и это есть расплата

За все, чем я преступно пренебрег.

Единственной любви я не сберег;

То отрекаюсь, то прошу пощады;

То холодом, то пламенем объятый,

Я свят и грешен, нежен и жесток.

Вчера не смел на небо глянуть; ныне

Взываю к Божьей милости в мольбах;

А завтра – наказанье, кара, страх.

Охватит дрожь и нехотя отхлынет,

Как наваждение; нет лучше дней,

Когда священный страх в душе моей.

 

 

СОНЕТ

 

Сон-чародей, чьи плечи в соболях,

Брат Смерти, в недрах темноты рожденный,

Сними усталость, посвети впотьмах

И приоткрой забвенья мрак бездонный.

Пусть этот день, печалью омраченный,

Ускорит крах былых надежд моих;

Освободи от тяжести бессонной

Глаза мои, от призраков ночных.

Сверни картину завтрашнего дня,

И я усну, грядущего не зная;

Самой Заре не дай лишить меня

Иллюзий тех, печали умножая;

На зыбких облаках позволь поспать

Тому, кто яви не желает знать.

 

 

ПЕЧАЛЬНЫЙ ПАСТУХ,

ИЛИ ПОВЕСТЬ О РОБИНЕ ГУДЕ

(отрывок)

 

В чем Смерти и Любви секрет?

Я слишком юн, чтоб дать ответ,

Но часто слышу от других,

Что беспощадны стрелы их;

Все то и дело говорят,

Что жар Любви и Смерти хлад

Равны, по сути, и одно

Им назначение дано.

 

Убийственна для нас их власть:

От страсти вспыхнуть, в бездну пасть;

Нет разницы — зальет волной,

Убьет ли молнией шальной;

У них, столь разных, цель одна,

И каждая из них сильна;

И все ж Любви безумный пыл

Сильней, чем мерзлый дух могил.