Киевская Ольга.
«Два ангела».


  
 Семь жемчужин

                         Т. О.

Гей вы, добры молодцы,
                   девушки, аушеньки,
Выходите, красные,
                   отведите душеньки,

Просыпайтесь, милые,
                   покидайте горницы,
Расправляйте крылышки,
                   голуби да горлицы.

Во родной сторонушке
                   ждут поля росистые,
Сочные дубравушки,
                   птицы голосистые.

Порезвитесь вволюшку,
                   верные русалочки,
Раззодорьте песнями,
                   поиграйте в салочки.

Время хороводиться,
                   дивные наядушки,
Я настрою гусельки,
                   поиграйте в ладушки.

После сядем рядышком
                   под берёзки, сосенки,
Разовьются по ветру
                   ваши русы косыньки.

Поворкую с Олюшкой –
                   нежною задирою,
Распотешусь досыта
                   киевскою лирою.

Угощу наливочкой,
                   поднесу всем булочки,
Подарю вам, любушки,
                   каждой по шкатулочке.

Открывайте крышечки,
                   золотом тиснёные,
В каждой из шкатулочек –
                   жемчуга ядрёные.

Я по доброй волюшке
                   одарить вас жаждую,
В каждой семь жемчужинок –
                   по семи на каждую.

Первую Надеждой звать,
                   а другую Верою,
Ну а третью величать,
                   ох, Любовью верною.

Вас с четвёртой, пятою
                   я поздравлю искренно,
Одарю вас Дружбою,
                   удивлю вас Истиной.

Право, будут праведны
                   ваших жизней повести,
Коль с шестой по Чести жить,
                   и с седьмой по Совести.

Что ж, ступайте в добрый путь
                   с этой семерицею,
Вам за вдохновенный труд
                   жизнь воздаст сторицею.

Сберегите светлый дар,
                   ценные подарочки,
За хозяюшку свою
                   поднимите чарочки.

Мы заздравную споём,
                   выпьем всё до донышка,
Пусть цветёт на радость нам,
                   русская сторонушка!

2006

 

 

Два  ангела
 

Я тайну свою вам открою.
Порою нас путает чёрт,
Мне душу жестокой пилою
Терзал предстоящий аборт.
И знала: в тревожных сомненьях
Пойду обречённо к врачу
И, чувствуя слабость в коленях,
Отдамся во власть палачу.
Избавлюсь от тошной помехи.
Расплата пришла за утехи.

Неделю я так рассуждала,
Всё было решиться невмочь.
Пора сделать выбор настала
В последнюю, страшную ночь.

Да только вот, мыслимо ль дело?
Вчера наяву, не во сне
Два ангела – Чёрный и Белый –
На плечи спустились ко мне,
По очереди говорили,
К бессоннице приговорили.

Взял Чёрный меня на поруки:
«Ты хлопоты мне поручи.
 

 

 « назад, в читальный зал

 

Врачи – хладнокровные слуги.
Какие из них палачи?
Назначат прилежно таблетки,
Не больно поставят укол,
А после стальные кюретки
Привычно положат на стол.
Раз-два, и решится проблема».
Сказал и замолк Чёрный демон.

О, да, сомневаться не надо,
Нить жизни так просто прервать.
Прости, нерождённое чадо,
Свою неразумную мать.
Слезу обронила незримо,
Оправдываюсь, не шутя.
Я милого жарко любила,
Но я не желала дитя.
Нет средств на его содержанье.
За что же мне это страданье?

Но Белый, сложив скорбно крылья,
Сел справа, полу подобрав,
А я тошноту пересилив,
Внимала ему. Он был прав.
Печально промолвила: «Здрасьте» –
Он принялся увещевать:
«Как смеешь ты плод светлой страсти
Плодом нежелательным звать?
От праведной жизни иль блуда,
Но жизнь есть великое чудо.

В тебе зреет нежная почка,
Распустится вскоре цветок:
То будет – прелестная дочка,
А может – кудрявый сынок.
Когда-нибудь счастье изменит,
И горе шагнёт на порог –
Твой ангел к тебе на колени
Взберётся и чмокнет в висок.
И сразу отступят невзгоды,
Да будут недолгими роды!»

А демон опять за былое,
Закутанный в плащ, тут как тут.
«Подумаешь горе какое!
Что – чрево? Бездонный сосуд!
Отбрось сожаления груду
И талией стройной гордись,
А дети – они ещё будут,
От бремени освободись!»
Задумалась я на мгновенье –
Опасно ли освобожденье?

Тут Белый захлопал крылами,
Пугает лик бледный меня:
«Ужели позволишь щипцами
Калечить родное дитя?
Как может быть это – не важно!
Да будет с тобою господь!
Ты знаешь, как больно и страшно
Кромсают невинную плоть?
Одни только духи бесплотны,
Смерть плод пожирает охотно.

Когда ты по собственной злобе
Младенца пускаешь в расход,
Беззвучно он плачет в утробе,
«О, мама!» – кричит его рот.
Жестокий отсос-кровопийца
Напьётся досыта в пути.
Несчастная детоубийца,
Дитя своего пощади».
Мне капали тихо на косы
С глаз ангела светлые слёзы.

Пронзил сердце ужаса коготь,
И в этот момент, сгоряча,
Я Чёрного ангела копоть
Брезгливо смахнула с плеча.
Отбросила гнёт одеяла,
К столу прямиком подошла,
Врача направление смяла.
Оно – направление зла.
И гордо под пологом ночи
Сомкнула усталые очи.

И рана в душе утихала.
Был  главный вопрос предрешён.
Два белых крыла-опахала
Всю ночь сторожили мой сон.
С собой быть в согласье полезней,
Мне будущность стала видна:
Не будет бесплодья, болезней,
И я – не останусь одна.
Расслышала сквозь сновиденье,
Что ангел мне пел в утешенье.

«Что ж, время провёл я недаром.
Уроки мои не забудь,
Нальётся молочным нектаром
Твоя материнская грудь.
Крик радости рвётся наружу –
Ты справилась с демоном зла,
Свою многогрешную душу
Ты этим сегодня спасла».
Скользнул тихо в лунную ночку: 
«А носишь ты – сына и дочку».

2005